пятница, 10 февраля 2017 г.

«Его последний день…» (к 180-летию смерти А.С.Пушкина)

10 февраля (28 января по ст.ст.) 1837 года от  смертельной раны после дуэли с Дантесом в своей квартире на Мойке скончался Александр Сергеевич Пушкин… Мы предлагаем вам вспомнить трагические события тех дней… Пожалуй, никто лучше поэта не скажет о поэте. Хотелось бы начать с воспоминаний М.Цветаевой «Мой Пушкин», воспоминаний почти младенческих.
«Была картина в спальне матери – «Дуэль»...Снег, чёрные    прутья деревец, двое чёрных людей проводят третьего, под мышки, к саням – а ещё один, другой, спиной отходит. Уводимый – Пушкин, отходящий – Дантес. Дантес вызвал Пушкина на дуэль, то есть заманил его на снег и там, между чёрных безлистых деревец, убил.
   Первое, что я узнала о Пушкине, это – что его убили. Потом я узнала, что Пушкин – поэт, а Дантес – француз. Дантес возненавидел Пушкина, потому что сам не мог писать стихи, и вызвал его на дуэль, то есть заманил на снег и там убил его из пистолета в живот. Нас этим выстрелом всех в живот  ранили…
   Пушкин был мой первый поэт, и моего первого поэта – убили. Я  поделила мир на поэта – и всех, и выбрала – поэта, в подзащитные выбрала поэта: защищать поэта от всех, как бы эти все ни одевались и ни назывались. Пушкина убили… Потому что сам бы он не умер – так бы и жил вечно».
   Конечно, в этих детских восторгах нет ни слова о жене и государе. Причина дуэли поэта – это и сейчас предмет споров и различных мнений. Устоявшееся, изложенное в школьных учебниках, мнение о том, что на дуэли  Пушкин защищал честь жены. Любовь его к ней была безгранична…
Род  Гончаровых и сватовство А.С.Пушки
сёстры Гончаровы
Дворянский род Гончаровых ведёт своё начало со времён Петра Великого. Им принадлежали  полотняные заводы под Калугой и в Яропольце. Но к моменту сватовства Пушкина 1830 г. единственный наследник, Николай Афанасьевич,  отец Наталии Николаевны, был болен неизлечимою душевною болезнью. К моменту женитьбы Пушкина Гончаровы были на грани разорения, и Пушкину пришлось даже, чтобы не откладывать далее и так затянувшейся свадьбы, дать 11000 рублей на приданое невесты. Вела весь дом и хозяйство Наталья Ивановна - мать Натальи Николаевны, она же всецело руководила  воспитанием трёх дочерей. Оно, по её понятиям, было безупречным, так как в основу его положены были  основательное изучение танцев и знание французского языка лучше своего родного; соблюдение строжайшей нравственности и обрядов православной церкви служило дополнением высокого идеала московской барышни. Наталья Николаевна  решила увезти сестёр от матери в Петербург, пристроить во дворец фрейлинами и выдать замуж. Пушкин был решительно против:  «Мой совет  тебе и сёстрам – быть подалее от  двора: в нём толку мало… хлопот не оберёшься, и семейного спокойствия не будет». Старшая из сестёр Наталии Николаевны – Екатерина, впоследствии фрейлина, стала, как известно, женою Дантеса-Геккерна, а средняя – Александра, жившая с 1834 года в семье Пушкина, была из всей семьи Гончаровых самым близким к нему человеком. На ней в последние годылежало наблюдение за детьми и хозяйством Пушкина. Екатерина и Александра жили в доме Пушкиных и сыграли каждая свою роль в разыгравшейся трагедии.
Ревнивый муж
   Пушкина называли ревнивым мужем. Наталья Николаевна была его богом, которому он поклонялся, которому верил всем сердцем. Надо было видеть радость и счастье поэта, когда он получал письма от жены. Он весь сиял и осыпал эти исписанные листочки бумаги поцелуями…В последние годы клевета, стеснённость в средствах и гнусные анонимные письма омрачали семейную жизнь поэта, но он по-прежнему боготворил жену.  Но печать трагедии лежала на союзе Пушкина с Натальей Николаевной. Наталья Николаевна была создана для семейного счастья и доказала это и жизнью с Пушкиным и дальнейшею своею судьбой. Но она была  молода, неопытна и так хороша, что как бы воплощала великий и страшный соблазн женской красоты. В условиях светской жизни этот соблазн оборачивался против неё, увлекая на путь кокетства. Наталья Николаевна была так красива, что могла позволить себе роскошь не иметь никаких других достоинств. Ревность Пушкина была направлена  против всех, кто к его жене приближался, не исключая и Государя, но единственным человеком, который действительно «смутил» её, как говорил и сам Пушкин, был Дантес. Она не была ни хитрой ни тонкой кокеткой и передавала мужу все пошлости, которые ей расточали, и это невыразимо мучило его. Она беспрестанно заставляла его страдать, сама того не подозревая, и, будучи на самом деле безупречной, часто подавала повод к разговорам. Наталья Николаевна была, в сущности, жертвою, а не виновницею  разыгравшейся драмы. 
Пушкин погиб, защищая честь жены, но эта катастрофа является развязкой  сложного узла жизни, расплести который он был не в силах. Пушкин думал и об отставке, и о переезде в деревню, и о поездке за границу; однако он чувствовал себя прикованным к Петербургу, к «упоенью света», к отравленной столичной суете, чары которой не утратили   власти и над ним. Выхода он найти не мог.  Это и придаёт катастрофе  внутренний смысл: смерть явилась для Пушкина освобождением духа от пут, которые он не в состоянии был разрешить на путях жизни…
Жорж Дантес
  Кто же такой Жорж Дантес? После французской революции и смерти матери решил искать службы за границей, - по обычаю, в то время распространённому. Это решение носило и чисто материальный характер. Дантес был исключительно счастливый  человек. Имея рекомендательное  письмо от Вильгельма Прусского, он на своём пути встретил барона Геккерена, голландского посланника при русском дворе, и завоевал его расположение. Вместе с Геккереном он въехал в Россию. Посланник проявляет к нему необычайную заботливость и нежность, а позднее  просит Дантеса-отца об усыновлении Жоржа.  Были и противоестественные объяснения этого: извращённая близость мужчины к мужчине.
   В полку Дантес пользовался полными симпатиями своих товарищей, и они доказали ему свою любовь, приняв решительно сторону Дантеса против Пушкина после злосчастного поединка. «Он был очень красив, - говорит князь А.В.Трубецкой, -  и постоянный успех в дамском обществе избаловал его: он относился к дамам вообще, как иностранец, смелее, развязнее, чем мы, русские, и, как избалованный ими, требовательнее, если хотите, нахальнее, наглее, чем  даже принято было в нашем обществе».  По отзыву современника-наблюдателя, «Дантес возымел великий успех в обществе; дамы вырывали его одна у другой».
Светская жизнь
 В свете Дантес встретился с Пушкиным и его женой. Наталья Николаевна Пушкина, затмевая  всех своей красотой, блистала в петербургском свете и произвела на Дантеса сильнейшее впечатление. Роковое увлечение Дантеса завершилось роковым концом – поединком и смертью Пушкина.
   Светские успехи жены обязывали Пушкина в сильнейшей степени и принуждали его тянуться изо всех сил,  прилагать усилия к тому, чтобы его жена была на высоте положения.  Чтобы то место, которое она заняла по праву красоты, было обеспечено ещё и признанием за ней права на это место по светскому званию или положению её мужа. Звание поэта не имело цены в свете – и Пушкин должен был думать о службе, о придворном звании.
   Друзья Пушкина поставили своей задачей охранение чести Пушкина и чести его жены и так тщательно укрыли тайну дуэли и смерти, что нам приходится разгадывать её до сих пор  по крупицам. Среди дуэльных документов долгое время не был опубликован тот самый анонимный пасквиль. Друзья, сняв с него копию, уничтожили сей документ. Научного анализа этого рокового памятника сделано не было. Этот документ, однако, называя Пушкина рогоносцем, указывает на близкие отношения жены Пушкина с Государем. В самом деле Царь интересовался Натальей Николаевной. При его дворе было много прелестных и красивых женщин, но среди них жена Пушкина с её блистательной красотой занимала одно из первых,  если не первое место. «Двору хотелось, чтобы  Н.Н.Пушкина танцевала  в Аничкове, и потому я пожалован в камер-юнкеры»,- записал Пушкин в дневнике. И Пушкин знал об ухаживании женолюбивого самодержца и неоднократно предостерегал жену. «Не кокетничай с Царём», - писал он ей не раз. «И про тебя, душа моя, идут кой-какие толки, которые не вполне доходят до меня, потому что мужья всегда последние в городе узнают про жён своих. Нехорошо, мой ангел: скромность есть лучшее украшение вашего пола».
Неумеренное и довольно открытое ухаживание  Дантеса за Натальей Николаевной порождало сплетни в гостиных и мучительно озабочивало Пушкина. А когда появились гнусные анонимки, он послал вызов молодому  Геккерену, как единственному  виновнику обиды, нанесённой ему в самое сердце. Необходимо заметить, что автором анонимок Пушкин считал старого Геккерена и умер с этой уверенностью. Мы так и не узнаем, на чём она была основана. Этот первый вызов не дошёл до Дантеса. Старый  Геккерен стал улаживать это дело, пустил слезу  и вместе с тётушкой Гончаровых, Загряжской, уверили всех в  предстоящем  браке  молодого Геккерена  с Екатериной Гончаровой, сестрой Натальи Николаевны. Брак был решён  между отцом и тёткой. Вследствие этого Пушкин взял свой вызов обратно, но объявил  самым положительным образом, что между его семьёй и семейством свояченицы он не потерпит не только родственных отношений, но даже простого знакомства, и ни их нога не будет у него в доме, ни его – у них. Но часть развращённого светского общества усмотрела  в этой свадьбе подвиг высокого самоотвержения ради спасения чести госпожи Пушкиной. Согласие Екатерины Гончаровой и всё её поведение в этом деле непонятны, если только загадка эта не объясняется просто её желанием во что бы то ни стало выйти замуж. Брак  совершился.  Но это новое положение, эти новые отношения мало изменили сущность дела. Молодой Геккерен   продолжал, в присутствии своей жены, подчёркивать свою страсть к госпоже Пушкиной. Городские сплетни возобновились, положение Пушкина сделалось ещё мучительнее. Последовал второй вызов на дуэль.
Дуэль или поединок
  Теперь отступим от повествования и поговорим о дуэли вообще, так как это явление, столь распространённое вXIX веке, сейчас не встречается вообще. Дуэль (или поединок) – происходящий по определённым правилам парный бой, имеющий целью восстановление чести, конечно, среди русского европеизированного дворянского общества. Правительство относилось к поединкам отрицательно. Ещё в петровских указах предписывалось «таковых, хотя никто из оных уязвлён или умерщвлён не будет, без всякой милости, такожде и секундантов или свидетелей смертию казнить и оных пожитки отписать». Но практически ни один роман русской литературы XIXвека не обошёлся без описания дуэли. Это и «Война и мир», и «Отцы и дети», и «Герой нашего времени», а у Пушкина «Евгений Онегин», «Капитанская дочка», «Повести Белкина». На дуэли дрались Пушкин, Лермонтов, Грибоедов. Пушкин стрелялся примерно 30 раз. Кишинёвский период отмечен многочисленными вызовами  Пушкина, почти бретёрским поведением. Расскажу о двух поединках Пушкина. Об одном читаем у  Ю.Лотмана. В Кишинёвский период во время танцев в офицерском собрании Пушкин, вопреки требованию офицеров, заказал танец по собственному выбору. Это стало причиной дуэли. И хотя размолвка была среди молодых офицеров, вызов поэту был направлен командиром полка С.Старовым. Старов  был на 19 лет старше Пушкина и значительно превосходил его чином. Предполагалось, очевидно, что Пушкин испугается дуэли и пойдёт на публичное  извинение.
«Вы  сделали невежливость моему офицеру, -  сказал Старов, взглянув решительно на Пушкина, - так не угодно ли Вам извиниться перед ним, или Вы будете иметь дело лично со мной». – «В чём извиняться, полковник, - отвечал быстро Пушкин, - я не знаю; что же касается до Вас, то я к вашим услугам». – «Так до завтра, Александр Сергеевич». – «Очень хорошо, полковник». Пожав друг другу руки, они расстались.
   Когда съехались на место дуэли, метель с сильным ветром мешала прицелу, противники сделали по выстрелу, и оба дали промах; ещё по выстрелу, и снова промах; тогда секунданты решительно настояли, чтобы дуэль была отменена непременно, и уверяли, что уже нет зарядов. Дуэль была проведена по всем правилам ритуала чести: между стреляющими не было личной неприязни, а безукоризненность соблюдения ритуала в ходе дуэли  вызвала в обоих взаимное уважение.  Через день примирение состоялось быстро. «Я Вас всегда уважал, полковник, и потому принял ваше предложение», - сказал Пушкин.  «И хорошо сделали, Александр Сергеевич, - отвечал  Старов,  - этим  Вы ещё более увеличили  моё уважение к Вам, и я должен сказать по правде, что Вы так же хорошо стояли под пулями, как хорошо пишите». Эти слова искреннего привета тронули Пушкина, и он кинулся  обнимать Старова.
   О дуэли  с лицейским другом К. Кюхельбекером читаем в романе Ю.Тынянова «Кюхля».  Кюхельбекер  был на редкость неуклюж, рассеян, забывчив и обидчив и являлся предметом насмешек друзей. Обидевшись на Пушкина за эпиграмму  «За ужином объелся я, и Яков запер дверь нарочно… И было мне, мои друзья, и  кюхельбекерно и тошно», Кюхельбекер вызвал его на дуэль. Пушкин принял вызов, но выстрелил  в воздух, после чего друзья примирились. Большинство поединков с друзьями именно так и завершались. Кстати и с Данзасом, последним своим секундантом, Пушкин  тоже стрелялся.  Друзья знали  цену поэту и до ран дело не доводили.    Лицейский товарищ Пушкина, Константин Карлович Данзас, с такою самоотверженностью  принял на себя миссию секунданта (ему за это грозила суровая кара) и после дуэли показал такую любовь и преданность к умирающему товарищу, что вызвал к себе всеобщее внимание и расположение. К сожалению, он  оказался только исполнителем  воли Пушкина, но не был способен помешать дуэли. Пушкин перед смертью очень беспокоился за участь  Данзаса, называл его своим братом, подарил ему на память перстень, спасающий от насильственной смерти. Независимый, прямодушный, весельчак по натуре, Данзас умер в 1870 году, как и жил, холостяком и в бедности, хотя и вышел в отставку генералом, с мундиром и пенсией.
   Итак, дуэль начиналась с вызова. Ему, как правило, предшествовало столкновение, в результате которого какая-либо сторона считала себя оскорблённой. С этого момента противники уже не должны были вступать ни в какие общения: это брали на себя секунданты. Роль секундантов сводилась к следующему: они прежде всего обязаны были приложить максимальные усилия к примирению даже на поле боя. Кроме того они вырабатывали условия дуэли и тщательно следили за строгим исполнением всей процедуры. Условия дуэли Пушкина и Дантеса были максимально жестокими (дуэль была рассчитана на смертельный исход). Спокойствие, проявленное Пушкиным в этот день, было изумительным. С утра он был необыкновенно весел, после чая много  писал, в 11 часов пообедал, ходил по комнате и пел; развернул книгу «История  России в рассказах для детей» А.О.Ишимовой и зачитался; написал ей последнее в своей жизни деловое письмо. Начал одеваться; вымылся весь, всё чистое, велел подать бекешь, большую шубу и пошёл пешком до извозчика.Дуэль была назначена в пятом часу. Дети Пушкина в 4 часа пополудни  были у княгини Мещерской, дочери Карамзина, и мать за ними сама заезжала. Данзас узнал Наталью Николаевну, надежда  в нём блеснула. Но жена Пушкина была близорука, а Пушкин смотрел в другую сторону.
В пути Пушкин был покоен, ясен и весел. К месту дуэли противники подъехали одновременно. Снег был по колена; надо было вытоптать площадку. Шаги были отмерены, барьеры отмечены плащами, пистолеты заряжены. Противников поставили; подали им пистолеты. Данзас махнул шляпою, и они начали сходиться.  Пушкин, первый подойдя к барьеру, начал наводить пистолет,но в это время Дантес, за один шаг до барьера выстрелил Дантес. Сделал свой роковой выстрел, не дойдя до барьера, движимый чувством самосохранения: он прочёл в исполненном ненависти взгляде Пушкина смертный приговор и, оробев, спустил курок, не сообразив, что, целясь в ногу, он попадёт выше…Пушкин, падая, сказал: «Кажется, у меня раздроблено бедро».  Секунданты бросились к нему. Дантес намеревался сделать то же, но Пушкин удержал его словами: «Подождите! Я чувствую в себе достаточно сил, чтобы сделать свой выстрел». Дантес возвратился на место, став боком и прикрыв грудь правою рукою. Данзас подал Пушкину другой пистолет, так как при падении первый попал в снег. Страсть мщения придала Пушкину, смертельно раненному, нечеловеческую силу. На коленях, полулёжа, Пушкин  целился в Дантеса в продолжение  2 минут и выстрелил, выстрел был метким, только случайность спасла жизнь Дантесу; пуля пробила руку Дантеса и ударилась в металлическую пуговицу мундира, которая и спасла француза. От сильной контузии Дантес упал. Пушкин бросил вверх пистолет и закричал: «Браво!» Между тем кровь лила из раны Пушкина, он упал снова. После короткого полуобморочного состояния Пушкин спросил   д Аршиака, секунданта Дантеса: «Убил я его?». – «Нет, - ответил тот, - Вы его ранили».«Странно, - сказал Пушкин, - я думал, что мне доставит удовольствие  его убить, но я чувствую теперь, что нет…Впрочем, всё равно. Как только мы поправимся, снова начнём»… Общими силами Пушкина бережно усадили в сани, и Данзас приказал извозчику ехать шагом, а сам пошёл пешком подле саней. Дантес ехал в своих санях за ними.
            Из чьей руки свинец смертельный
            Поэту сердце растерзал?
            Кто сей божественный фиал
            Разрушил, как сосуд скудельный?
            Будь прав или виновен он
            Пред нашей правдою земною,
            Навек он Высшею рукою
            В цареубийцы заклеймён.
            Но ты, в безвременную тьму
            Вдруг поглощённая со света,
            Мир, мир тебе, о, тень поэта,
            Мир светлый праху твоему!..
                                               Ф.И. Тютчев  «На кончину Пушкина»
Господь не допустил Пушкину стать убийцей, но участие в дуэли сравнимо с самоубийством. Жить Пушкину оставалось 45 часов.
Судьба Ж.Дантеса и его детей
 Скажем о дальнейшей судьбе Дантеса Геккерна и его жены Екатерины Гончаровой. Они поселились в маленьком французском городке Сульце. Катя сильно скучала по России и русской речи.  Переписывалась только с братом, беспрестанно уверяя его в своём счастье. У неё родились три девочки, но Геккерны  хотели непременно наследника.  Мальчик родился, но  начались осложнения, и месяц спустя в возрасте 34 лет Екатерина умерла. Жорж Дантес долгие годы пытался получить от Гончаровых оставшуюся часть приданого, но те отвечали,  что деньги потрачены на детей Пушкина.
  Младшая дочь Дантеса, Леони,  выучит русский и в подлиннике прочтёт  Пушкина. Леони закончила свои дни в психиатрической лечебнице. Если это и была месть мироздания за смерть великого поэта, то почему оно отыгралось  именно на этой девочке, уж верно ни в чём и ни перед кем не виноватой? Однажды Леони бросит в лицо отцу страшное слово: «Убийца!» Она ненавидела его  за раннюю смерть матери и за то, что погубил великого Пушкина. Жорж Дантес, оставшись вдовцом с четырьмя детьми, так и не женился. В тридцать с небольшим он стал мэром Сульца, а в 40 сенатором  Франции. Никогда в своей  долгой восьмидесятитрёхлетней  жизни он не участвовал больше  ни в одной дуэли. После смерти невестки барон  Геккерн практически переселился к приёмному сыну. Умер он в 91 год.
   Старшие дочери Екатерины выросли и в положенное время вышли замуж, но через несколько поколений их линии оборвались. Самое многочисленное потомство у сына – Луи-Жозефа. В конце  ХХ века наследники продали замок в Сульце, они почти разорились. Праправнук – директор завода по переработке мусора. Он в одиночку воспитывает четверых детей и на досуге пишет стихи… Сейчас  в семейном гнезде Геккернов расположен отель с рестораном, в котором гостям подают картофель  «а-ля Пушкин» и воздушное пирожное  «Натали».
Роль Александрины Гончаровой в судьбе Пушкина
У М.А.Булгакова есть пьеса «Александр Пушкин». Пушкина в ней нет. Наверное, Булгаков считал дерзостью играть поэта.  Действие происходит  в доме на Мойке в последние дни жизни поэта, показана толпа перед домом, ожидающая известий о состоянии Пушкина, сопровождение тела поэта и похороны.  Все действия вокруг поэта.  Интересна эта пьеса тем, что Булгаков одним из первых раскрывает нам роль Александры Николаевны Гончаровой, средней сестры Натальи Николаевны. Она ведёт домашние дела, смотрит за детьми, пока Наталья Николаевна ездит по балам, от безденежья закладывает свои вещи. Александра Николаевна принадлежала к многочисленной плеяде восторженных поклонниц поэта; совместная жизнь, увядавшая молодость, не пригретая любовью, незаметно для неё самой могли переродить родственное сближение в более пылкое чувство. Вызвало ли оно в Пушкине кратковременную вспышку? Где оказался предел обоюдного увлечения? Эта неразгаданная тайна давно лежит под  могильными плитами. Слухи о связи ходили в свете. Об этом говорили сестра Пушкина  Ольга и отец, Сергей Львович.  Раз как-то Александра Николаевна заметила пропажу шейного креста, которым она дорожила. Всю прислугу поставили на ноги, чтобы его отыскать. Тщетно перешарив комнаты, уже отложили надежду, когда камердинер, постилая на ночь кровать Александра Сергеевича, - это совпало с родами его жены – нечаянно вытряхнул  искомый предмет.  Умирающий Пушкин отдал княгине Вяземской нательный крест с цепочкой для передачи  Александре Николаевне. В 1852 году  Александра Николаевна была помолвлена с австрийским бароном Фризенгофом, за несколько времени до свадьбы она сильно волновалась, перешёптывалась с сестрой о важном и неизбежном разговоре, который мог иметь решающее значение в её судьбе. И на самом деле, - после продолжительной беседы с глазу на глаз с женихом она вышла успокоенная, но с заплаканным лицом. С этого дня восторженные похвалы Пушкину сменились у барона резкими критическими отзывами.  Александра Николаевна вышла замуж за барона Фризенгофа, имела от него дочь и жила за границей.
Смерть А.С.Пушкина
  Теперь расскажем о болезни и смерти Пушкина, о последних часах его земной жизни. Возле постели поэта было несколько врачей.  Пушкин заставил всех присутствовавших сдружиться со смертию, так спокойно он её ожидал, так твёрдо был уверен, что роковой час ударил: «Нет, мне здесь не житьё, я умру, да видно уж так и надо!»Пронзительные, очень трогательные воспоминания оставил Владимир Иванович Даль, на руках которого Пушкин и умер. «Ужас невольно обдавал меня с головы до ног – я сидел, не смея дохнуть, и думал: «Вот где надо изучать опытную мудрость, философию жизни – здесь, где душа рвётся из тела; то, что увидишь здесь, не найдёшь ни в толстых книгах, ни на кафедрах».
   Ранение в живот в то время было смертельным, пенициллин  откроют через 70 лет. Заражение крови и гангрена – вот что бывало следствием подобного ранения. Больной мучился от страшной боли, которая могла быть продолжительной. Есть описания течение болезни и вскрытия тела. Читать эти страницы очень тяжело. Существуют разные рассказы об исповеди и причащении больного. Все  говорят о том, что  Пушкин просил государя не наказывать Данзаса и позаботиться о семье. Очень много для поэта сделал В.А. Жуковский, который  сразу стал просить Николая о пенсии жене и детям Пушкина, вспоминая, как тот помог семье Карамзина. На что Николай сказал, что «Карамзин умер как ангел, а Пушкин…пусть хоть по- христиански  умрёт». Всем понятно было, что смерть после дуэли – грех великий. Пушкина причастили, но, думаю, не только по указке Царя. Человек XIXвека, Пушкин знал, что делать перед неизбежной смертью. Он умер христианином. Ек. Мещерская сообщает: «Он исполнил долг христианина с таким благоговением и таким глубоким чувством, что даже престарелый духовник его был тронут и на чей-то вопрос по этому поводу отвечал: «Я стар, мне уже недолго жить, на что мне обманывать? Вы можете мне верить, когда я скажу, что я для себя самого желаю такого конца, какой он имел».  Когда друзья и несчастная жена устремились к бездыханному телу, их поразило величавое и торжественное выражение лица его. На устах сияла улыбка, как будто отблеск несказанного спокойствия,  на челе отражалось  тихое  блаженство осуществившейся святой надежды».
«Смерть  обнаружила в характере Пушкина, всё, что было в нём доброго и прекрасного. Она надлежащим образом освятила всю его жизнь. Всё, что было в ней беспорядочного, бурного, болезненного, особенно в первые годы его молодости, было данью человеческой слабости, обстоятельствам, людям, обществу. Пушкин был не понят при жизни не только равнодушными к нему людьми, но и его друзьями.  Сколько было в этой исстрадавшейся душе великодушия, силы, глубокого скрытого самоотвержения. Его чувства к жене отличались нежностью поистине самого возвышенного характера. Ни одного горького слова, ни одной резкой жалобы, ни одного едкого напоминания о случившемся не произнёс он, кроме  слов мира и прощения своему врагу.  Вся желчь,  которая накоплялась в нём целыми месяцами мучений, казалось, исходила из него вместе с кровью, он стал другим человеком», - писал князь Вяземский о  внутреннем  перевороте  поэта в это время.
   В глазах Николая I, как Государя, Пушкин совершил  преступление и ослушался его воли; Государь простил его, проявив к нему отеческую заботу и в духовном, и в материальном смысле, но понимание величия смерти Пушкина, как торжества духа над страстями плоти, осталось чуждым Государю. От него последовали следующие материальные милости: были заплачены все долги Пушкина, в том числе и за имение отца; вдова и дочери до замужества получали пенсион, сыновья определялись в пажи и по 1500 рублей на воспитание каждого по вступление на службу; сочинения издавались на казённый счёт в пользу вдовы и детей; единовременно выдано 10 тысяч рублей.
   Отношение Государя к Дантесу и Геккерену было недвусмысленно враждебным. Дантес был разжалован в солдаты и выслан за границу; Геккерену пришлось покинуть свой пост, причём Государь отказался принять его в прощальной аудиенции.
   Но возле дома на Мойке, где умирал Пушкин, постоянно стояла толпа. Был здесь и Михаил Лермонтов, обожавший поэта, но так никогда с ним не встретившийся. Первым  отзывом на смерть Пушкина явилось стихотворение Лермонтова «Смерть поэта», где он открыто назвал убийцами поэта всех, «стоящих у трона». Лермонтов  был  арестован, но толпа  на Мойке росла  и пугала правительство. Боялись, что похороны поэта перерастут  во что-то опасное. Отпевать  Пушкина должны были  в Исаакиевском соборе,  дом относился к этому приходу. Но в целях безопасности тело перенесли  в Конюшенную церковь.  К гробу шло сплошное паломничество лиц, желавших «поклониться  праху великого поэта». Современники насчитывали их десятками тысяч. Вынос тела из квартиры в церковь был совершён накануне в полночь, в присутствии только родных и нескольких ближайших друзей под наблюдением начальника штаба корпуса жандармов генерала Дубельта.
Нет, бил барабан перед смутным полком,
Когда мы вождя хоронили:
То зубы царёвы над мёртвым певцом
Почётную дробь выводили.
Такой уж почёт, что ближайшим друзьям –
Нет места. В изглавьи, в изножьи,
И справа, и слева – ручищи по швам –
Жандармские груди и рожи.
Не диво ли – и на тишайшем из лож
Пребыть поднадзорным мальчишкой?
На что-то, на что-то, на что-то похож
Почёт сей, почётно – да слишком!
Гляди, мол, страна, как молве вопреки,
Монарх о поэте печётся!
Почётно, -  почётно – почётно – архи-
Почётно, - почётно – до чёрту!
Кого ж это так – точно воры вора
Пристреленного – выносили?
Изменника? Нет. С проходного двора –
Умнейшего мужа России.
                                   М.Цветаева
Похороны
 За семь месяцев до гибели  Пушкин хоронил мать в Святогорском монастыре, что в двух верстах от Михайловского.  Там  были погребены её отец Осип  Абрамович Ганнибал и мать Мария  Алексеевна. Схоронив матушку,  Александр пожертвовал монастырю деньги на свою могилу.
Но как же любо мне
Осеннею порой, в вечерней тишине,
В деревне посещать кладбище родовое,
Где дремлют мёртвые в торжественном покое.
Теперь надо было отправить туда тело поэта. Сделать это было нелегко: была снежная зима, дороги заметены. Сопровождали сани с гробом А.И.Тургенев и верный слуга поэта Никита Козлов, не покидавший Пушкина от колыбели до могилы.  Остальные – жандармы.  Причём  слуга за всю дорогу не отходил от гроба барина, не прилёг. От Петербурга  до Пскова ехали 9 часов, а там 120 километров до  Тригорского. Дороги не было совсем. Решили ехать прямо по льду реки Великой.
И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне бы хотелось почивать.
 Долго рыли могилу, но так и похоронили почти в снегу.  Погребение совершалось рано утром почти в кромешной тьме. Спешили, чтобы в монастырь не успели собраться соседи помещики и народ.
Назло людскому суесловью,
Велик и свят был жребий твой!..
Ты был богов орган живой,
Но с кровью в жилах…знойной кровью.
И сею кровью благородной
Ты жажду чести утолил –
И осенённый опочил
Хоругвью горести народной.
Вражду твою пусть Тот рассудит,
Кто слышит пролитую кровь…
Тебя ж, как первую любовь,
России сердце не забудет!
                    Ф.И.Тютчев  «На кончину Пушкина»

Подготовлено Шишловой Л.В.

Список литературы:
     1.     Арапова А.П. Гончарова и Дантес. Семейные тайны. – М.: Алгоритм, 2012. – 240 с.
   2. Горбачева Н. Наталья Гончарова против Пушкина? Война любви и ревности. – М.: АСТ: Астрель, Владимир, 2011. – 480 с.
     3.  Лотман Ю.М. Пушкин. – СПБ: Искусство-СПБ, 1995. – 847 с.
     4. Пушкин и его время. – М.: ТЕРРА, 1997. -464с.
     5.  Скрынников Р.Г. Пушкин. Тайна гибели. –СПб: Изд. Дом «Нева», 2006.- 384 с.
     6.   «Солнце русской поэзии» / Ил. И оф. В.Ф.Горелова. – М.: Правда, 1989. – 464 с.
     7.    Старк В.П. Наталья Гончарова. – М.: Молодая гвардия, 2010.- 535 с.
     8.   Щеголев П.Е. Дуэль и смерть Пушкина. Исследование и материалы/ Вступ. Статья, сост., прим. Я.Л.Левкович – СПб.: Академический проект, 1999 – 655 с.

1 коммент.:

лена комментирует...

Очень познавательно и интересно:)))

Отправить комментарий