среда, 13 апреля 2016 г.

"Смотрю в века, живу в минутах" (к 130-летию Николая Степановича Гумилёва)

  Выдающийся русский поэт, блестящий офицер и бесстрашный исследователь Африки Николай Степанович Гумилёв поражает своей удивительной цельностью и подлинной мужской красотой. В этом году мы отмечаем 130-летие со дня его рождения
   15 апреля (по н.ст.) 1886 года в Кронштадте в семье военного врача Степана Яковлевича и потомственной дворянки Анны Ивановны родился второй сын, названный Николаем. В тот день Кронштадт штормило как никогда: такого разгула стихии не помнили давно. Охватившая тревога послужила усиленной молитве и странному пророчеству Степана Яковлевича: «Господи, Матерь Святая заступница, ну и буря, что же это такое творится? Видно, бурная жизнь будет у этого ребёнка!» Сам он принадлежал к  древнему священническому роду  из Рязанской губернии, очень дорожившему своей красивой фамилией Гумилёвы (от лат. humilis – смиренный).  Однако, несмотря на окончание духовной семинарии и вопреки ожиданиям родителей, священником Степан Яковлевич не стал. Его привлекло призвание лекаря. Позже его определят на должность корабельного врача в легендарный город морской славы России. Яркие истории из жизни отца, побывавшего во время службы в Египте, Греции, Италии, на Святой Земле, зародили в душе Николая романтическую мечту о сказочных заморских странах, которую он сможет воплотить в жизнь…

 Северный сырой климат оказывал на детей неблагоприятное воздействие, поэтому Степан Яковлевич приобрёл в Рязанской губернии имение Берёзки, где семья отдыхала летом. (К слову, сейчас там в кабинете сельской школы – музей поэта Н.С.Гумилёва). Сельская природа, тишина, уединение, частое чтение вслух матерью Священной истории и сказок  оставили глубокий след в сознании будущего поэта, с детства старающегося придерживаться христианских заповедей…
 Семья Гумилёвых из Кронштадта переезжает в Царское Село. Николай учится в мужской гимназии, начинает писать стихи и находит в этом своё «высокое» призвание. К атмосфере морской романтики присоединился ещё и всепроникающий дух поэзии, разлитый в Царском Селе ещё со времён лицеиста А.С. Пушкина.
И, символ горнего величья,   
Как некий благостный завет,     
Высокое косноязычье     
Тебе даруется, поэт.
Гимназистом Николай Гумилёв знакомится с гимназисткой Анной Горенко. В 1910 году они обвенчались. Благодаря  влиянию и вниманию мужа, Анна Андреевна выросла большим поэтом и стала известна всему миру под фамилией Ахматова. Именно Николай Степанович первым одобрил и оценил её поэтический дар и помог развить его. В 1912 году у поэтов родился сын Лев, ставший впоследствии известным учёным-востоковедом, этнографом, географом. К сожалению, как часто бывает у творческих людей, брак оказался недолгим и закончился разводом в 1918 году.  Несмотря на это, бывшие супруги остались главными литераторами провозглашённого Гумилёвым направления – акмеизма (от греч. akme – высшая степень чего-либо). Николаю Степановичу было присуще умение учительствовать, наставлять, руководить поэтическим образованием молодых поэтов. Он один из самых строгих, взыскательных учителей «поэтических университетов» Серебряного века. Кроме того, Гумилёв ещё и новатор в стихосложении, экспериментатор новых идей и форм. Вся поэзия акмеизма была направлена на преобразование, усовершенствование чувств человека, реальности мира. Ключевыми в акмеизме оказались категории отделения, равновесия, конкретности. «Место действия» лирических произведений акмеистов – земная жизнь, источник  событийности – деятельность самого человека.
Храм Твой, Господи, в небесах,
Но земля тоже Твой приют.
Расцветают липы в лесах,
И на липах птицы поют.



Точно благовест Твой, весна
По весёлым идет полям,
А весною на крыльях сна
Прилетают ангелы к нам.
 Н.С.Гумилёв – поэт-романтик, певец странствий, конквистадор в поэзии и жизни, рыцарь, бродяга и путешественник по странам, континентам и эпохам. Он сотворил из своей детской мечты необыкновенную, но совершенно подлинную жизнь. Он жил в экзотических странах, любовался красками сказочной природы, дышал ветром моря… И это не только красивые слова…  Гумилёв не просто путешествовал по Франции, Абиссинии, Африке, он совершал новые открытия. С риском для жизни он несколько раз побывал в загадочной Африке, в том числе и с экспедицией от Академии наук (об этом написал «Африканский дневник»).  И стал одним из крупнейших исследователей Африки в области археологии и фольклора, а Музей антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге пополнил богатейшей коллекцией экспонатов. А как поэт, ещё стал и открывателем новых земель для читателей. Он рассказал нам об «изысканном жирафе», о «фламинго, плавающем в лазури», о «кораблях с цветными парусами», о «радостном птичьем полёте», о «сказках таинственных стран», про «стройные пальмы» и «тропический сад», про «запах немыслимых трав»…
   Совершенно по-другому Н.Гумилёв отзывается о родине. Редко говорит «Россия», но всегда «природа» или «земля»:
Земля, к чему шутить со мною:
Одежды нищенские сбрось            
И стань, как ты и есть, звездою,
Огнём, пронизанным насквозь!
В Первую мировую войну, в начале августа 1914 года, Н.С.Гумилёв уходит добровольцем на фронт.  Современник поэта А.Я.Левинсон писал: «Войну он принял с простотою совершенной, с прямолинейной горячностью. Он был, пожалуй, одним из тех немногих людей в России, чью душу война застала в наибольшей боевой готовности. Патриотизм его был столь же безоговорочным, как безоблачно было его религиозное исповедание. Я не видел человека, природе которого было бы более чуждо сомнение… Ум его, догматический и упрямый, не ведал никакой двойственности». Настоящим шедевром военной лирики служит стихотворение «Война»:
И воистину светло и свято 
Дело величавое войны.    
Серафимы, ясны и крылаты,   
За плечами воинов видны.

Тружеников, медленно идущих, 
На полях, омоченных в крови,  
Подвиг сеющих и славу жнущих,    
Ныне, Господи, благослови.
Почти все поэты того времени слагали военно-патриотические стихи, а в боевых действиях участвовали лишь двое – Николай Гумилёв и Бенедикт Лившиц. За удачную ночную  разведку и за спасение пулемёта под артиллерийским огнём при  отступлении Николай Степанович был награждён двумя Георгиевскими крестами:
…святой Георгий тронул дважды
Пулею не тронутую грудь.
  В военном стихотворении  «Наступление» поэтическое признание в любви к России выливается в поразительные по силе строки:
Словно молоты громовые
Или воды гневных морей,       
Золотое сердце России     
Мерно бьётся в груди моей.
  В годы войны Гумилёв писал также очерки («Записки кавалериста»), отличавшиеся достоверностью и правдивостью. «Георгиевский кавалер» Гумилёв станет младшим офицером и будет служить в гусарском полку Её Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны. Во время болезни в лазарете Большого Дворца в Царском Селе он познакомится с сёстрами милосердия Великими Княжнами, поэтому как личную драму будет позже переживать их жестокое убийство в 1918 году. По воспоминаниям современницы, поэт,узнав из газеты о трагедии в Екатеринбурге, побледнел и произнёс: «Царствие им Небесное. Никогда им этого не прощу (т.е. большевикам)...» Примечательно, что ещё 1909 году Н.С.Гумилёв написал:
Манит прозрачность глубоких озёр,  
Смотрит с укором заря.     
Тягостен, тягостен этот позор –    
Жить, потерявши Царя!
 Н.С.Гумилёв – глубоко русский поэт самой революционной, драматической эпохи в жизни страны. Он – убеждённый монархист и, любя Россию, не верит в её коммунистическое будущее. К перспективам возможных перемен и преобразований он относится с глубоким пессимизмом: «И ведь будет же, будет Россия свободная, могучая, счастливая – только мы не увидим». Он с болью и тревогой смотрит на окружающее и в эпоху разгулявшегося безбожия напоминает своим современникам о Боге и душе:
И вот душа пошатнулась,  
Словно с ангелом говоря,
Пошатнулась и вдруг качнулась      
В сине-бархатные моря.

И верит, что выше свода
Небесного Божий свет,
 И знает, что, где свобода
Без Бога, там света нет.
  Христианство Гумилёва былотрадиционным и церковным, а формула убеждений проста: «Славянское ощущение равенства всех людей и византийское сознание иерархичности при мысли о Боге». Примером служат стихотворения «Христос», «Вечное» и «Слово»:
В оный день, когда над миром новым  
Бог склонял Лицо Своё, тогда       
Солнце останавливали словом,   
Словом разрушали города…

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог, 
И в Евангелии от Иоанна  
Сказано, что Слово это Бог…
  Поэт говорит о том, что мир заповедей Христовых рухнул, и в нём правит красный дьявол. И новое слово окрашено не Христовой любовью, а злобой и кровью сатанинской, потому что нарушена связь между Богом и Словом и преданы библейские истины: «В начале было Слово, и Слово было у Бога»Гумилёв свято верил, что Слово способно творить чудеса, быть высшим достижением  и оружием человека. И в «красном»  Петрограде он открыто подчёркивал принадлежность к  православной  вере. По воспоминаниям современницы И.Одоевцевой, проходя мимо церкви он всегда останавливался, снимал шапку и «истово осенял себя широким крестным знамением… Именно осенял себя крестным знамением, а не просто крестился… Чтобы в то время решиться на такое, надо было обладать гражданским мужеством». По её же словам, однажды, накануне дня памяти М.Ю.Лермонтова, Гумилёв повёл её в храм, чтобы заказать и отслужить со священником панихиду по убиенному любимому поэту. Выступая же со сцены со стихами, прямо заявлял о своей преданности Государю и монархии. У жившего и творившего с оглядкой на Бога, Гумилёва были обострены чувства и совесть:
Есть Бог, есть мир, они живут вовек,
А жизнь людей – мгновенна и убога.
Но всё в себе вмещает человек,
Который любит мир и верит в Бога.
   Поэта уговаривали быть осторожным, предлагали даже покинуть страну. В то время эмигрировали многие, не меняя политических убеждений. Но Гумилёв отвечал: «Благодарю вас, но бежать мне незачем».  Он глубоко осознавал всю бренность человеческого бытия:
Я в коридоре дней сомкнутых,
Где даже небо – тяжкий гнёт,
Смотрю в века, живу в минутах,
Но жду Субботы из Суббот…
До самой смерти Гумилёв жил литературным трудом, изданием стихов, переводами, чтением лекций в студиях. В то голодное время платили хлебом и крупой, что очень ему нравилось, - насущный хлеб в обмен на духовный…
   Писатель А.И.Куприн вспоминал о Гумилёве так: «Ему не чужды были старые, смешные ныне предрассудки: любовь к родине, сознание живого долга перед ней и чувства личной чести. И ещё старомоднее было то, что он по этим трём пунктам всегда готов был заплатить собственной жизнью». Смерть таилась рядом на протяжении всего литературного творчества Гумилёва. Но близость смерти не пугала поэта, а придавала смелость и мужество:
И умру я не на постели
При нотариусе и враче,  
А в какой-нибудь дикой щели,      
В этих пророческих строках – желание поэта встретить свой конец не обычно, житейски и обывательски, а поэтично, возвышенно, посреди живописной природы. Однако эта его мечта не сбылась… Больше похоже на реальность другое «предсказание»:
Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,   
Пыльную и мятую траву.
  В начале августа 1921 года 35-летний поэт Николай Степанович Гумилёв был арестован: раньше утверждали – за соучастие в контрреволюционном заговоре, теперь знаем, что всего лишь за недонесение о его возможности… В тюрьму он взял с собой две книги – Евангелие и томик Гомера. На допросах был спокоен и, можно не сомневаться, в минуту казни – тоже. Позже на стене камеры, в которой он сидел, очевидцы увидели  надпись:  «Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь. Н.Гумилёв»… Поэта расстреляли 26 августа 1921 года. Перестало биться одно из «золотых сердец России»… Места казни и захоронения до сих пор неизвестны. Долгое время само «имя» выдающегося соотечественника «вытравливалось» из сознания русских людей: за найденный томик его стихов арестовывали, за «имя» отца через лагеря прошёл Лев Николаевич Гумилёв…
  В 1992 году русский поэт Н.С.Гумилёв  был  реабилитирован и оправдан. Светлое «имя» «воскресло», и мы имеем неоценимую возможность прикоснуться к  живительному источнику его прекрасной поэзии!
                                                                                                    Л. В. Шишлова
(подготовлено по материалам книги В.Полушина "Николай Гумилёв: Жизнь расстрелянного поэта")

1 коммент.:

Алла Александровна комментирует...

Гумилёв для меня всегда был примером мужества, чести, достоинства!А в его поэзию я просто влюблена с самого детства!

Отправить комментарий