суббота, 3 октября 2015 г.

Поэт-объединитель (к 120-летию С.А.Есенина)


 В московском издательстве Сретенского монастыря издана новая книга рязанского православного писателя Игоря Евсина «Сергей Есенин. Путь к Богу». Данное издание является наиболее полным собранием исследований автора о судьбе и вере великого русского поэта и третьей книгой по этой теме. Особое место в новой книге Игоря Евсина занимает объединительное значение Сергея Есенина как в прошлом, так и в наши дни. Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги.
 Жизнь и творчество Сергея Есенина расцвели в трагические для нашего Отечества годы, когда в России полыхала братоубийственная гражданская война и лилась кровь русских людей, воевавших друг против друга. Страданиями, враждой и озлобленностью была тогда переполнена наша земля. И среди сонма признанных и новоявленных поэтов, вовлечённых в политические споры и распри, голос Есенина призывал всех к христианскому примирению:
Не губить пришли мы в мире,
А любить и верить, -
писал он сразу после свершившейся революции в поэме «Певущий зов».

   В то время, когда Маяковский призывал браться за оружие («Ваше слово, товарищ маузер!»), Есенин считал, что лучше умереть самому, чем «…с любимой поднять земли/ В сумасшедшего ближнего камень». Таким образом, он напоминал людям о важнейшей христианской заповеди «Возлюби ближнего своего…»
«Молю вас, братья, да любите друг друга», - завещал перед своей смертью апостол Иоанн Богослов. «Дайте мне на родине любимой / Всё любя, спокойно умереть», - писал незадолго до гибели Сергей Есенин.
   Духовные, православные ценности являлись основными для мировоззрения поэта на протяжении всей его жизни. И, хотя в поздний период своего творчества Есенин не обращался в своих стихах к христианской символике, но, как писал литературный критик того времени Г.Покровский: «Внутренняя религиозность, принявшая более тонкие и неясные формы, у него осталась».
   В дни празднования 110-летия со дня рождения великого поэта архимандрит Иоанно-Богословского монастыря Авель (Македонов) в разговоре с писателями сказал: «У Сергея Есенина было чистое сердце».
   Однако в сердце поэта жили и мучительные противоречия, которые приводили его к пересмотру своей религиозности. Так, в автобиографии к неосуществлённому изданию своего «Собрания сочинений» поэт писал: «Я просил бы читателей относиться ко всем моим Исусам, Божьим матерям и Миколам, как к сказочному в поэзии». Но, через некоторое время, опомнившись, попросил редактора «Собрания…» И.Евдокимова снять эту автобиографию.
   Современный есениновед, доктор филологических наук, автор уникальной монографии «Сергей Есенин и русская духовная культура» О. Е. Воронова пишет о последнем периоде его творчества: «То, что в его стихах исчезла эстетика христианской образности, столь характерная для раннего этапа его творчества, и «богоборческая» риторика революционных поэм, значило лишь, что сокровенная духовная жизнь Есенина была напряжённой и мучительной».
   Очень точно выразилась Ольга Ефимовна, назвав духовную жизнь Сергея Александровича в последние годы напряжённой и мучительной. Поэт относился к тому типу творческих людей, у которых, по замечанию профессора Духовной академии М.М.Дунаева, «…в глубинах сердца вера, быть может, и укоренена бессознательно, но сознание предъявляет и свои права: сомневается, ищет, отвергает даже несомненное. Оно мучит, мучит и себя, и сердце своего обладателя и выплёскивает собственную муку из себя в окружающий мир».
   Напряжённые, мучительные строки выплеснул в «окружающий мир» Есенин за два года до гибели:
Стыдно мне, что я в Бога не верил,
Горько мне, что не верю теперь.
   И мир принял это признание и понял, ведь противоречия духовной жизни Есенина отражали в то время противоречия всего русского народа, плоть от плоти которого он был. Как писал современник Есенина,  писатель-эмигрант Г.Иванов: «Есенин – типичный представитель своего народа и своего времени. За Есениным стоят миллионы таких же, как он, безымянных «Есениных» - его братья по духу «соучастники-жертвы» революции… судьба Есенина – их судьба, в его голосе звучат их голоса». Об этом же сказал и советский есениновед Ю.Л.Прокушев: «Противоречия во взглядах и творчестве Есенина являлись глубоким и серьёзным отражением в его душе действительных явлений жизни. Не надо сглаживать противоречия Есенина, не надо выпрямлять его жизненный путь. Этого нельзя делать даже при самых благих намерениях. Отнять у Есенина его противоречия, умолчать о некоторых произведениях, а другие, наоборот, выпятить – это значит обокрасть и себя, и Есенина».
   К сожалению, мы обкрадывали и обкрадываем себя до сих пор, выпячивая, как в поэзии, так и в самом поэте негативные, скандальные стороны и умалчивая о его православной лирике и личной вере в Бога. Даже сам Юрий Львович в исследовательских работах не сумел воплотить свою установку. Сергей Есенин выглядит у него человеком, который через ошибки и противоречия неуклонно стремился стать активным участником «коммунистического строительства».
   В работах же современных есениноведов, таких как Н.Сидорина, В.Кузнецов, С.Куняев, поэт предстаёт разочарованным в коммунистических идеалах и даже стремившимся покинуть советскую Россию из-за преследований ОГПУ (Отдела главного политического управления).
   Однако феномен Есенина состоит в том, что, благодаря православному мировоззрению, которое тогда ещё не было утеряно в русском народе, он соединял, по выражению Г.Иванова, «два полюса искажённого и раздробленного революцией русского сознания, между которыми, казалось бы, нет ничего общего…»
   Это же отмечает и наш современник, доктор филологических наук А.И.Чагин: «…герой Есенина как бы возвышается над фактом раскола нации, с горечью осознавая его, но равно принимая в своё сердце оба берега рассечённого «русского сознания». В полной мере сказалась здесь позиция наследника единой, неразделимой национальной культуры, позиция ПОЭТА-ОБЪЕДИНИТЕЛЯ».
   В самом деле, в предреволюционное время его стихи читали и крестьяне, и дворяне, царица Александра Фёдоровна, царевны и великая княгиня Елизавета Фёдоровна, а после революционного переворота большевистские вожди – Ленин, Троцкий, Свердлов, Дзержинский и, позднее, Сталин.
   «На любви к Есенину, - писал Г.Иванов, - сходятся и шестнадцатилетняя комсомолка, и пятидесятилетний белогвардеец».
   Да и сегодня Сергей Есенин объединяет расколотое по экономическому положению и политическим взглядам русское общество своим творчеством, поэзией, о которой сказал когда-то В.А.Жуковский, что она «Есть Бог в святых мечтах земли».
   А для того, чтобы поэзия стала такой, Есенину необходимо было прежде всего самому сохранить и пронести через время воинствующего безбожия, через собственные ошибки и заблуждения святую православную веру, которую, в конечном счёте, сохранило большинство нашего народа.
   В статье «Сергей Есенин и русская революция» протоиерей Сергий Рыбаков пишет: «Русский народ во всех, выпавших на его долю испытаниях сохранил в себе образ Божий, свет иного бытия. И одним из тех, кто в поэтической форме запечатлел блики Божественного сияния над Россией, кто раскрыл истинную устремлённость русской души к небесному, горнему миру, был и остаётся наш народный поэт Есенин».
«Душа грустит о небесах,/ Она нездешних нив жилица», - эти есенинские строчки характеризуют духовный путь поэта, который вёл его ко Христу, но никак не к Иуде.
   Кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой литературы А.В.Гулин заметил: «Огромное движение, проделанное Есениным за его жизнь, главные итоги этого движения противоречат мысли о его самоубийстве. Одухотворённость поздней его поэзии способна убеждать: не участь висельника Иуды, а честная мученическая смерть во искупление грехов была уготована ему в конце».
   И документы об этом есть в архивах КГБ, да вот уже семь десятилетий не дают читать их. Ради только одного снятия греха самоубийства с души великого поэта должны быть названы нечестивцы, оборвавшие его жизнь.
        Игорь Евсин

0 коммент.:

Отправить комментарий