четверг, 24 мая 2012 г.

Проблема двух столетий (ко Дню славянской письменности и культуры)

   Проблема посягательства на старославянский язык, как выясняется, не так "свежа", как нам кажется, весьма актуальной она была в России и два столетия назад. "Славенский древний, коренный, важный, великолепный язык наш, - взывал к современникам А.С.Шишков, - на котором преданы нам нравы, дела и законы наших предков, на котором основана церковная служба, вера и проповедание слова Божия, сей язык оставлен, презрен. Никто в нём не упражняется, и даже само духовенство, сильною рукою обычая влекомое, начинает от него уклоняться. Что ж из этого выходит? Феофановы, Георгиевы проповеди, которым надлежало бы остаться бессмертными, греметь в позднейшем потомстве и быть училищами русского красноречия... эти проповеди не только не имели многих и богатых изданий, как то в других землях с меньшими их писателями делается. Но и одно издание до тех пор в целости лежало, покуда наконец принуждены были распродать его не книгами, но пудами, по цене бумаги! Сколько человек в России читают Вольтера, Корнелия, Расина? Миллион или около того. А сколько человек читают Ломоносова, Кантемира, Сумарокова? Первого читают ещё человек тысяча-другая, а последних двух вряд ли и сотню наберёшь ли".
   Возможно, это и покажется кому-то парадоксальным, но нынешний церковный язык сам есть результат реформы, которую некогда совершили ( а правильнее сказать - сотворили) святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, учители словенские, как высоко именует их Матерь Церковь. И если потребность в очередной реформе этого языка всё же назрела, то и приступить к ней, как рассуждают опытные священники, прилично специалистам соответствующего духовно-нравственного и интеллектуального уровня. Несуразность требования изменения языка богослужения очевидна всем, кто хоть раз открывал Святое Евангелие на церковнославянском, когда раскрывается глубинный смысл каждого слова, чего, к сожалению, нельзя сказать о нашем современном русском языке, варварское использование которого привело к невероятной путанице понятий и слов. Да и как быть с теми словами, которые в современном языке получили совсем иное значение: прелесть (обман, лесть бесовская), обожание (обожествление, почитание божеством), очарование (волшебство, колдовство, магия, воздействие чарами), живот (жизнь), жена (женщина), обаяние (ласковое заговаривание, убаюкивание, обволакивание). Даже если перевести Библию на добротный литературный язык, мало кто сумеет правильно понять истинный смысл изложенного, не говоря уже о том, что многим, к величайшему сожалению, этот язык, по сути, недоступен для восприятия, настолько упростили они свою речь, понизили её уровень. Можно, правда, сделать для ни перевод по типу американских комиксов, что на деле не является шуткой, ибо есть уже печальные примеры подобных "переводов" произведений русской классики. Давайте всё же не будем опускать планку, не нами заданную, попытаемся сохранить Божественное достоинство Книги Книг и, быть может, это даст возможность нам самим подняться до этого уровня...
   Некогда Н.В.Гоголь произнёс глубокие слова о живой связи разговорного русского языка с церковнославянским: "Сам необыкновенный язык наш есть ещё тайна... Он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны - выбирая на выбор меткие названья из бесчисленных своих наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея возможность таким образом в одной и той же речи восходить до высоты, не доступной никакому другому языку, и опускаться до простоты, ощутительной осязанью непонятливейшего человека..."
   Не могу не обмолвиться и о непостижимой искренности, открытости нашей веры. Посудите сами: богослужения, таинства, молитвы - всё это происходит, в отличие от все иных традиционны религиозны конфессий, действующих в стране, на языке, максимально приближенном к общенациональному. Словно зеркальное отражение душевной открытости самого  русского человека.
   ...Вот принесёшь, бывало, на даче ведро студёной колодезной воды, она постоит денёк-другой - глядишь, и нет уже в ней той давешней замечательной свежести. Если же дольше, да на свету, то и вовсе зацветёт - для грядок ещё сгодится, а более никуда, хоть выливай. но не беда, можно ещё нанести, благо есть неподалёку колодец. А если недобрые люди изгадят его, как тогда быть, где взять свежей воды?!
   Вот и получается, что церковнославянский язык есть своего рода удивительный, неиссякаемый источник с незамутнённой живительной влагой, в котором пребывают в первозданной соранности корни нашего с вами языка, великой русской речи, незримо и таинственно связующей нас с Самим Христом. А потому пророчески звучат для нас сегодня слова А.С.Шишкова: "Славенский язык есть корень и основание российского языка; он сообщает ему богатство, разум, силу, красоту".
   И пусть кто-то сегодня привычно корит Церковь нашу в том, что она-де не поспевает за быстротекущим изменчивым временем. Ответим, что это сущая правда, ибо Церковь наша неизменно шествует в ногу с Вечностью.
                      Подготовлено по материалам книги В.Ирзабекова 
                     "Русское солнце, или Новые тайны русского слова"

1 коммент.:

Алла Александровна комментирует...

Книга просто потрясающая. Прочитала на одном дыхании!

Отправить комментарий