вторник, 26 апреля 2011 г.

Золотое сердце России ( к юбилею Н.С.Гумилёва)


     Поражает своей удивительной цельностью и подлинной мужской красотой выдающийся русский поэт, блестящий офицер и бесстрашный исследователь Африки Николай Степанович Гумилёв. 15 апреля исполнилось 125 лет со дня его рождения. Он будто бы вырезан из одного куска камня – от первого своего падения с лошади в семь лет до последней команды «пли», произнесённой им на собственном расстреле в тридцать пять…Гумилёв был известен как один из создателей и руководителей поэтической школы акмеизма. Ему было присуще умение учительствовать, наставлять, руководить поэтическим образованием молодых поэтов. Он один из самых строгих, взыскательных учителей «поэтических университетов»  Серебряного века, прививавший молодым стихотворцам вкус к формальной отточенности лирического высказывания. Кроме того, Гумилёв ещё и новатор в стихосложении, экспериментатор новых идей и форм. Вся поэзия акмеизма была направлена на преобразование, усовершенствование чувств человека, реальности мира. Ключевыми в акмеизме оказались категории отделения, равновесия, конкретности. «Место действия» лирических произведений акмеистов – земная жизнь, источник событийности – деятельность самого человека.
   Многие стихотворения Гумилёва открываются утверждением бесстрашия и силы, неутомимости и тяги к самостоятельному открытию мира:
Я конквистадор в панцире железном,

Я весело преследую звезду.

Я прохожу по пропастям и безднам

И отдыхаю в радостном саду.
   Гумилёв – поэт-романтик, певец странствий, конквистадор в поэзии и жизни, рыцарь Серебряного века, отважный искатель жемчугов в поэтическом море. Бродяга и путешественник по странам и временам, континентам и эпохам – он прославлял в стихах скитальца Вселенной Вечного Жида, скитальца любви Дон Жуана, скитальца морей Синдбада.
   Гумилёв был поэтом, сотворившим из своей мечты необыкновенную, словно сбывшийся сон, но совершенно подлинную жизнь. Он мечтал об экзотических странах и – жил в них, мечтал о ярких красках сказочной природы и – наслаждался ими, мечтал дышать ветром моря и – дышал им. Из своей жизни он, силою мечты и воли, сделал волшебный праздник. Поэт рассказал нам об «изысканном жирафе», о «фламинго, плавающем в лазури», о «кораблях с цветными парусами», о «радостном птичьем полёте», о «сказках таинственных стран», про «стройные пальмы» и «тропический сад», про «запах немыслимых трав»… Поэт был открывателем земель для читателей. Многие из его стихов узнают то, что раньше не знали и что, возможно, навсегда останется их заветной мечтой и сказочным сном.
   Совершенно по-другому Гумилёв отзывается о родине. Поэт редко говорит «Россия», но всегда «природа» или «земля».
Земля, к чему шутишь со мною:

Одежды нищенские сбрось

И стань, как ты и есть, звездою,

Огнём, пронизанным насквозь!
   Это «космизм», характерный для зрелой поэзии Гумилёва.
   Поэтическое признание в любви России выливается в поразительные по силе строки:
Словно молоты громовые

Или воды гневных морей,

Золотое сердце России

Мерно бьётся в груди моей.
   Н.Гумилёв – глубоко русский поэт самой революционной, драматической эпохи в жизни страны… И всё же любя Россию, он не верит в её коммунистическое будущее. К перспективам возможных перемен, преобразований он относился с глубоко продуманным пессимизмом: «И ведь будет же, будет Россия свободная, могучая, счастливая – только мы не увидим». Он с болью и тревогой смотрит на окружающее, и, куда бы он ни бежал от жестокой действительности, всюду тоска и угрызения совести, тяга к родной земле настигают его. Ведь поэт – не такой, как простые люди. Он выше и нравственнее, смелее и откровеннее. Он неравнодушен к происходящему, и от этого незащищён. Только хладнокровный человек может прикрыть свою душу. А поэту до всего есть дело, его всё интересует, и от этого он более раним.
   Гумилёв жил в трудное переломное время, когда власть стояла над всем, имела все права, когда беспощадная кровопролитная революция разбивала судьбы многих невинных людей и когда поэт совсем не мог думать о личном спасении. «Мир раскололся, и трещина прошла через сердце поэта» (Г.Гейне)
   Настоящий поэт в России не может стоять в стороне от политики. Он постоянно находится в оппозиции к власти, всегда ей неугоден.
Какая смертная тоска

Нам приходить и ждать напрасно.

А если я попал в Чека?

Вы знаете, что я не красный!

Нам приходить и ждать напрасно,

Пожалуй, силы больше нет.

Вы знаете, что я не красный,

Но и не белый, - я – поэт,

Мы все политике не рады…
   Власть сгубила многих гениальных поэтов. Она сгубила и Гумилёва.
   Смерть таилась рядом на протяжении почти всего его литературного творчества. Но близость смерти не пугала поэта, а, наоборот, придавала смелость и мужество.
И умру я не на постели

При нотариусе и враче,

А в какой-нибудь дикой щели,

Утонувшей в густом плюще…
   В этих пророческих строках – желание поэта встретить свой конец не обычно, житейски, обывательски, а поэтично, возвышенно, посреди живописной природы. Но не сбылась его мечта: он умер не на своей «поэтической родине», не в тех чудесных и манящих местах, о которых так жарко писало его перо.
Упаду, смертельно затоскую,

Прошлое увижу наяву,

Кровь ключом захлещет на сухую,

Пыльную и мятую траву.
   Это больше похоже на далёкую реальность. Смерть от пролетарской пули осознаётся как освобождение и спасение. Пролетарское дело – убить поэта, дело поэта – достойно умереть… Поэт – мученик. Он страдает от чужой боли, глубоко переживает чужую судьбу. Его босая, неприкрытая душа и «горячее сердце» готовы трепетать за всех.   «Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души»(В.Высоцкий).
Поэтому так трагична, но необыкновенно высока судьба поэта. И так вечна память о нём.
   Николай Гумилёв в августе 1921 года был расстрелян: раньше утверждали – за соучастие в контрреволюционном заговоре, теперь знаем, что всего лишь за недонесение о его возможности… В нашем сознании Н.Гумилёв остается таким, как о нём писал А.И.Куприн: «Ему не чужды были старые, смешные ныне предрассудки: любовь к родине, сознание живого долга перед ней и чувства личной чести. И ещё старомоднее было то, что он по этим трём пунктам всегда готов был заплатить собственной жизнью».
  Только спустя более полувека после расстрела имя Н.Гумилёва вновь воскресло, снова зажглась яркая звезда в поэтическом созвездии.
И пока к пустоте или раю

Необорный не бросит меня.

Я ещё один раз отпылаю

Упоительной жизнью огня.

2 коммент.:

Светлана комментирует...

Какая трагичная и удивительная судьба.Как мало мы знаем о ней.

Наталья Ш. комментирует...

Великий поэт, воин, гражданин!

Отправить комментарий